Click on the slide!

С надёжным партнёром

партнёрская деятельность

Группа Генеральных Агентов - это абсолютный лидер в России

Подробнее...
Click on the slide!

В надёжной команде

карьера и сотрудничество

Группа Генеральных Агентов - это яркий путь к вершинам успеха в команде лидеров

Подробнее...
Click on the slide!

Под надёжной защитой

программы страхования

Группа Генеральных Агентов - это выгодные программы финансовой защиты

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks
Главная Новости Интервью с президентом MetLife International Биллом Топпета
Интервью с президентом MetLife International Биллом Топпета
12.09.2011

Газета «Ведомости», №152 (2918),
17 августа 2011г.

Уильям Топпета работает в одной из крупнейших корпораций США — страховой группе MetLife, где отвечает за весь международный бизнес. Топ-менеджер наконец доехал до Москвы, чтобы узнать, как идут дела в России.

Почему в России не развито страхование жизни? Какой урок должны все мы вынести из кризиса?

Зовите меня Билл, все зовут меня Билл. Так, приятно улыбаясь, представляется в начале нашей беседы Уильям Топпета. Глядя на этого энергичного американца, не сразу скажешь, что ему 63 года, из которых почти 40 он работает в одной из крупнейших корпораций США — страховой группе MetLife. В прошлом году MetLife, где Топпета отвечает за весь международный бизнес, купила одного из своих главных конкурентов — отколовшуюся от империи AIG компанию Alico— за $16 млрд, и топ-менеджер наконец доехал до Москвы, чтобы узнать, как идут дела в России.

Начало интервью немного задержалось, но, несмотря на плотный график визита в Москву и назначенные после интервью встречи с американским послом и высокопоставленными российскими чиновниками, Топпета ни разу не взглянул на часы и даже не поинтересовался, который час.

До прихода в MetLife Топпета сменил несколько профессий, причем самой интересной из них была работа уборщиком мусора в парке, признался топ-менеджер в интервью корпоративному изданию MetLife. «Эта работа научила меня ценить тяжелый труд», — делится Топпета. Он добавляет, что вдохновлен примером своей матери, которая трудится юристом полный рабочий день в 86-летнем возрасте. А на вопрос «С кем из известных людей вы бы хотели поужинать?» Топпета отвечает: «Юлий Цезарь».

О том, когда будет завершено объединение MetLife и Alico, о своих впечатлениях от России и как получилось, что мультперсонаж Снупи стал одним из символов MetLife, Топпета рассказал в интервью «Ведомостям».

После сделки с Alico MetLife стала одной из крупнейших в мире компаний по страхованию жизни. Каковы следующие амбициозные планы вашей группы?

Думаю, наша цель — стать признанным лидером на глобальном рынке страхования жизни. Есть множество определений лидерства, но я бы сказал просто: быть первыми во всем. (Улыбается.)

Когда планируете завершить интеграцию Alico в MetLife?

Мы очень много работаем над тем, чтобы интеграция Alico в MetLife прошла успешно и корректно. Это большая работа, и это наш главный приоритет на данный момент. Речь об интеграции бизнеса более чем в 60 странах мира. Очень важно, чтобы этот процесс был прозрачным для наших клиентов, партнеров, акционеров и компания продолжала вести бизнес, как обычно, росла и прогрессировала. Объединение не должно этому мешать. Думаю, мы должны завершить все основные процедуры к концу 2012 г., хотя, к примеру, интеграция наших IT-систем займет больше времени.

«Главный урок кризиса — помнить историю»

Есть ли другие страны и регионы, где MetLife еще не представлена, но планирует развивать бизнес?

Сейчас у нас нет конкретных планов по развитию бизнеса в тех странах, где нас нет. И, думаю, таких планов не будет, пока мы не завершим интеграцию. Будем ли мы рассматривать расширение географического присутствия в будущем? Да, конечно. Мы смотрим, какие рынки важны для нас сегодня, какие будут важны, скажем, через 3-5 лет и в долгосрочной перспективе. Сегодня основные рынки для нас — они же составляют львиную долю выручки компании — США, Япония, Польша, Мексика, Корея. Мы ведем долгосрочный бизнес, мы должны быть уверены в наших планах развития на 10-15 лет и более.

В то же время Россия — один из наших приоритетов. Alico работает тут с 1994 г. Я думаю, Россия может быть очень важным рынком для MetLife в среднесрочной и уж точно в долгосрочной перспективе. Мы сконцентрированы на том, чтобы расти в России, а также наращивать присутствие в Китае, Индии, Бразилии, странах Центральной и Восточной Европы и Латинской Америки. Поэтому, если вы спрашиваете меня: «Должна ли MetLife выходить на другие рынки сейчас?», я отвечу «Нет». Мы и так покрываем 90% стран на мировом рынке страхования жизни. Но в будущем я такой возможности не исключаю.

Сделки MetLife — Alico могло и не быть, если бы не мировой финансовый кризис, в результате которого компания AIG раскололась на куски. Какие уроки должны вынести из кризиса финансисты и все остальные?

Непростой вопрос. Отвечу как человек, глубоко интересующийся историей: главный урок, на мой взгляд, — не забывать историю, помнить ее уроки. Одна из проблем, которые действительно существуют, — это люди, которые совершают одни и те же ошибки снова и снова. Если изучать историю экономики, можно вынести из нее ряд рекомендаций, как действовать в тех или иных кризисных обстоятельствах. Важный урок, который мы выучили в MetLife во время кризиса, — быть очень осторожными инвесторами, скрупулезно проверять все, что мы делаем, чтобы защитить клиентов и обеспечить им доход.

Страхование жизни — очень долгосрочный бизнес, мы продаем полисы молодым людям, которым по 20-25 лет, и они должны быть уверены, что инвестируют на 40, 50 и даже 60 лет и с их деньгами ничего не случится. То же самое и с пенсионным бизнесом: люди всю жизнь платят вам деньги, чтобы в старости получать заработанную пенсию. Когда вы понимаете, что самое важное в этом бизнесе — забота о клиентах, вы осознаете, что должны действовать очень аккуратно и осторожно.

Как кризис повлиял на бизнес MetLife? Потеряла ли компания кого-то из своих ключевых клиентов?

Мы никого не потеряли. Нам удалось не только сохранить, но и приобрести новых клиентов — розничных, институциональных. В США, если мы вспомним 2009 г., который стал самым худшим и сложным годом кризиса, MetLife выросла по сравнению с конкурентами. Мы были единственной компанией, которая показала рост нового бизнеса. Если вернуться на 5-10 лет назад, никто никогда бы не подумал, что Alico будет выставлена на продажу. Alico была частью AIG, которая была очень сильной и устойчивой компанией, и никто не ожидал, что произойдет то, что случилось. Возможность купить Alico появилась у нас благодаря кризису. Мы были финансово устойчивы, и это позволило нам воспользоваться этой возможностью. Конечно, кризис отразился на нашем инвестиционном портфеле. Но мы очень осторожны в этом отношении, и потому эффект не был слишком серьезным и глубоким. Кризис мы пережили довольно успешно. (Улыбается.)

«Бизнес требует от меня работы 24 часа в сутки»

Вы отвечаете за все международные операции MetLife. Многие финансовые институты после кризиса сосредоточились на домашних рынках. Зарубежный бизнес не стал слишком накладным для MetLife?

Международный бизнес требует постоянного внимания. Просто посмотрите, как работают сегодня транснациональные компании. Наш бизнес требует от меня и моих коллег работы 24 часа в сутки. Когда солнце садится в одной части мира, оно встает в другой. (Улыбается.) Ведение международного бизнеса невозможно без понимания множества культурных, языковых и иных различий в тех странах, где работает компания. Это всегда большой вызов для такого рода компаний. Мы бы не вложили $16 млрд в покупку Alico, если бы не верили в успех международных операций. Еще одна вещь, о которой нужно помнить: рынок в США уже давно не растет такими высокими темпами, как другие рынки. Поэтому мы просто должны работать на зарубежных рынках во имя будущего нашей компании.

А какое место занимает Россия в списке приоритетов MetLife Alico?

Россия — большой рынок, не так много стран в мире могут похвастаться таким большим населением и территорией. Это растущий рынок с быстро растущим средним классом, а средний класс является основным движущим элементом для развития нашего бизнеса. У России очень низкое проникновение страхования жизни, его доля и доля связанных с ним продуктов в ВВП страны значительно ниже 1%. По мере развития рынка и роста среднего класса этот показатель может легко вырасти до нескольких процентов, и мы знаем, что предлагаемые нами продукты могут быть интересны и полезны жителям России. Мы — я имею в виду Alico — давно на этом рынке и, несмотря на финансовый кризис, остаемся здесь. Россия для нас — рынок долгосрочный, и он может внести значительный вклад в международный бизнес MetLife в следующие 3-5 лет. Мы будем продолжать инвестировать в российский рынок.

Почему рынок страхования жизни в России не столь развит, несмотря на хорошую советскую историю, когда подобные полисы были во многих семьях?

Думаю, страхование жизни и вообще все виды страхования, поскольку мы в MetLife предлагаем почти весь спектр таких решений, — это продукты, о которых клиентам нужно рассказывать. Нужно заниматься страховым образованием людей, и это тоже часть нашей работы. Когда вы выходите на рынок, первое, что стоит сделать, — рассказать потенциальному клиенту, почему это нужно и полезно. Это непросто, для этого требуется время. Мы к этому готовы, это ведь долгосрочный бизнес. MetLife, например, занимается им более 140 лет.

«Мы должны удержать лидерство в России»

Какие задачи стоят перед менеджментом MetLife Alico в России? Каким вам видится место вашей группы в нашей стране?

Мы уже один из лидеров на российском рынке и должны удержать это лидерство. Еще очень важно для нас увеличить клиентскую базу, а также удостовериться, что мы выполняем наш план по прибыльности бизнеса. Должен быть баланс между сегодняшним днем, нашими планами и будущими результатами. Стратегия прибыльного роста основана на инвестициях наших акционеров, которые обеспечивают нас необходимым капиталом, чтобы построить и развивать бизнес. Естественно, что они хотят вернуть свои инвестиции с неким доходом.

Мы также хотели бы помочь в развитии рынка. Речь идет не о развитии бизнеса нашей компании, а о содействии развитию рынка в целом — через предложение новых продуктов и каналов дистрибуции. Мы должны быть лучшей компанией на рынке страхования жизни в России, и отзывы клиентов и даже регуляторов позволяют надеяться, что это возможно. Это большая ответственность.

Менеджер «дочки» зарубежной компании должен быть местным или иностранцем? Имеет ли значение национальность? Какова глобальная практика MetLife?

Мы верим в сотрудничество и совместные усилия по достижению общей цели. У нас есть центральный офис в Нью-Йорке, региональный офис по Центральной и Восточной Европе в Афинах, у нас есть «дочка» в России. В этой компании все русские — они знают рынок, они живут в России, они получили образование в России, они говорят по-русски и знают местную культуру. И, я думаю, очень важно иметь сильную местную команду, чтобы работать как с региональным офисом, так и с глобальным менеджментом в США. Число экспатов в наших «дочках» по всему миру невелико, в основном там работают местные сотрудники. На некоторых рынках в определенный момент времени мы просто не можем найти специалистов с нужными знаниями и опытом, но это скорее исключение, чем правило.

Какие компании вы считаете своими конкурентами в России?

В разных сегментах мы соперничаем с разными компаниями. В индивидуальных видах страхования конкуренции почти нет, поскольку проникновение очень невелико. Много клиентов, но не так много игроков. (Улыбается.)

Каковы инвестпланы MetLife в России? Сколько вы готовы потратить на развитие бизнеса здесь?

В этом году мы будем разрабатывать стратегию на 2012-2013 гг., и размер инвестиций будет зависеть от того, куда мы пойдем и чем будем заниматься в ближайшие годы. Предстоит соревнование идей — какие направления развивать, на что тратить усилия и деньги и т. д. И только потом появятся конкретные бизнес-кейсы с детальным расчетом инвестиций, планов по их возврату и т. д. Поэтому и цифры я назвать не могу. Мы впервые будем разрабатывать совместные планы с Alico. Это будет интересно.

Как мультперсонаж Снупи стал одним из символов MetLife? Как компания использует этот образ?

Мы в MetLife чувствовали и понимали, что лучший способ продать наши продукты — общение с клиентами и создание образа, которому бы они доверяли. И поэтому нам нужен был символ, который был бы дружелюбным, открытым, привлекательным и позитивным. Нам повезло, что автор Снупи — художник Чарльз Шультц был нашим клиентом. Он был клиентом MetLife в Иллинойсе долгие годы, и все это время с ним работал один агент. Затем в 1970-х гг. Шультц переехал в Калифорнию, что довольно далеко от Иллинойса. Согласно политике нашей компании агент должен жить не дальше 100 миль от клиента. Но Шультц хотел, чтобы агент остался с ним, и мы сделали для него исключение. И он знал MetLife и понимал, что для клиента мы готовы на многое, что наши стандарты обслуживания очень высоки. И потому Шультц разрешил использовать нам Снупи в качестве нашего символа, символа открытой, дружелюбной, всегда готовой помочь клиенту компании. Мы продолжаем использовать это партнерство во всем мире.

«Я вижу большой прогресс»

— Вы бывали в России раньше?

Да, несколько раз, правда, не помню, в каком именно году я был здесь впервые, но это было более 10 лет назад. Изначально я приехал в Россию, чтобы изучить возможности для выхода MetLife на этот рынок. И я делал это несколько раз. При этом я всегда аккуратно взвешивал возможности, сравнивая российский рынок с другими странами, где у нас есть бизнес, чтобы понять, как можно стать успешными здесь, в России. Мне всегда было интересно приезжать в Россию, и я верю, что покупка Alico — это идеальный выход на местный рынок, трудно было придумать более успешное решение этого вопроса.

Что-нибудь удивило вас в нашей стране?

Не думаю, что что-то удивило или разочаровало. Разве что пробки! (Смеется.) Пожалуй, с момента первого моего посещения России я всегда хорошо делал свою «домашнюю работу», чтобы лучше изучить Россию и подготовиться к следующим визитам.

Россия сильно изменилась за последние годы?

Я вижу большой прогресс, вижу огромный потенциал. Я был поражен темпами роста страны. Россия имеет много общего со своими соседями по аббревиатуре BRIC — Бразилией, Индией и Китаем, эти страны во многом похожи с точки зрения темпов роста экономики, но в России они просто феноменальные. И я уверен, что это только начало.

 

 

Консультации

По всем вопросам финансовой защиты Вы можете получить консультацию у наших специалистов, позвонив по телефону:

или написав по адресу info@gga.ru

 

Мероприятия

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Голосование

Финансовая защита – ЭТО…